10.10.1944

Первый киноплакат - 1981 "Черная курица, или Подземные жители"

Последний киноплакат - 1992 "Облако-рай" (Данные уточняются)

1971 Окончил Московский полиграфический институт. Учился у М. П. Митурича; также посещал мастерскую В. А. Сидура.
С 1971 книжная иллюстрация в издательствах «Прогресс», «Новости АПН», «Вагриус», «Радуга», «Терра».
Конец 1970-х—1991 работает в рекламном плакате по заказам издательств «Внешторгиздат», «Международная книга», «Рекламфильм», «Совэкспортфильм»; пишет картины.

Но путь к признанию отнюдь не был усыпан цветами. После института Александр трудился в издательствах «Иностранная литература», «Московский рабочий», «Терра», «Вагриус», оформил около 500 книг. Работал на студии «Совэкспортфильм», делал киноплакаты, в том числе к фильму Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву», оформил 4 спектакля в театре Гедрюса Мацкявичуса… Было и еще много работ и проектов, но самое главное происходило не на официальной работе: приходил домой, лежал 40 минут, отвернувшись к стене, чтобы забыть, чем занимался днем, а потом, ночью, писал картины.
Осенью 1973 года он вошел в Лианозовскую группу, лидером которой был Оскар Рабин – злейший враг чиновников от искусства, ставший в наши дни лауреатом Госпремии РФ и востребованным, дорогим художником. Именно Рабин отговорил Махова от участия в знаменитой «Бульдозерной выставке» на пустыре в Беляево. Однако, в выставках на Малой Грузинской, на которые ходила практически вся культурная Москва, Александр участвовал постоянно. В 1980-м году художник принял крещение, начался новый этап его творческого пути. Я интересуюсь, как Александру удается наполнять картины внутренним сиянием, может быть, это какая-то специальная техника или особые краски? Оказывается – ничего подобного. Краски – самые обычные, масляные, кисти тоже продаются в любом художественном салоне. Но что же тогда? Откуда этот чудесный свет?
По признанию Махова, сюжеты картин просто возникают у него в голове: перед внутренним взором открывается новый образ. Причем произойти это может где и когда угодно: ночью во сне, днем в метро, иногда образы сыплются как из рога изобилия, и художник едва успевает воплотить их в реальные картины, а порой подолгу не посещает ни одна идея – и тогда кисти не касаются холста. Бывает и так, что основой для будущей картины становится не образ, а поэтическая строка, литературный отрывок, библейский сюжет, высказывание древнеиндийского философа… Да, Александр Махов имеет отличное образование: он закончил сначала художественную школу, где учился, кстати, с известным бардом Сергеем Никитиным, а потом - в Московском полиграфическом институте по специальности художник-плакатист. У него были замечательные наставники: Бурджелян и Митурич в институте, позже - Сидур, Силис, Лемпорт, еще позже – Рабин. Но ведь никто из них не учил его рисовать звезды! «После того, как картинка появилась у меня в голове, - говорит художник, - рука сама бегает по холсту, как мне удается рисовать звезды, я и сам толком не знаю.» Кто же водит вашей рукой, Александр? Как кисть первый раз легла к вам в руки? Оказывается, что никто из родителей, дедушек-прадедушек даже близко к холсту не подходил. А Александр начал рисовать «вдруг» - примерно с трех лет. И рисует по сей день. И все эти годы в его жизни не было ничего случайного: все крутые повороты Судьбы имели свое значение и отразились в творчестве художника. Когда-то давно Махов сказал, что «живопись – это рассуждение о жизни красками», и это высказывание определило всю его дальнейшую творческую судьбу, ибо все его картины, какими бы фантастическими и волшебными они ни казались, - именно о жизни. О скоротечной жизни на Земле и о вечной жизни души, о наших горестях и радостях, о надежде и отчаянии, и конечно – о любви.
По каким бы тропам ни проходил путь Александра Махова, он мог бы сказать о своей Судьбе словами одного из своих любимейших поэтов - Арсения Тарковского: «Звезды падали мне на рукав».

Источник

Махов Александр Сергеевич