Прусаков Николай Петрович

08.04.1900 - 22.07.1952

1911—1918 Учится в Строгановском центральном художественно-промышленном училище.
1918—1924 Учится в СВОМАСе-ВХУТЕМАСе, на отделении декоративно-прикладного искусства.
1919—1924 Член ОБМОХУ.
В начале 1920-х Работает в «Окнах РОСТА», исполнял политические плакаты.
1920—1941 Постоянно работает в киноплакате по заказам организаций Совкино, Межрабпом-Русь, Госкинопроката Грузии. Иногда в соавторстве с А. Наумовым, П. Жуковым, Г. Борисовым. Оформляет выставки, делает монументальные росписи; художник-постановщик в театрах Москвы — Большом театре, Малом театре, Театре Революции, МХАТе, Театре им. Моссовета.
1929—1930 Член ОСТ.
1945—1951 Принимает участие в оформлении советских выставок в Хельсинки, Познани, Загребе, Будапеште, Бухаресте.
С 1944 Преподает в Московском институте прикладного и декоративного искусства на кафедре художественного стекла. Занимается живописью.

Прусаков Николай Петрович. Жизнь и творчество

Творческий путь Николая Прусакова часто пересекается с творческим путем В. и Г. Стенбергов: как и братья, он в 1917 году окончил Строгановское училище, состоял в Обществе молодых художников, творческую деятельность начинал с работы в театре, с выполнения плакатов по заданию Ценрагита; в том же 1924 году пришел в рекламный отдел Акционерного общества Совкино.
Десять лет работая рядом с мастерами, оказавшими решающее влияние на формирование стиля киноплаката, Прусаков тем не менее оставался верен своей манере, сохранил индивидуальность графического почерка.

Творчество Прусакова, как и других мастеров кинорекламы, формировалось под влиянием «монтажного мышления», свойственного кинематографу 20-х годов. Он категоричнее, чем другие, воспринял идею суверенности экранного мира по отношению к реальному. Развивая эту идею, стремился доказать самобытность плакатного образа и трансформировал выразительные средства кинематографа: монтаж, смену планов, чередование кадров. Прусаков использовал крупный план, острые ракурсы, любил прием «двойной экспозиции». Но оригинальность его графики более всего проявилась в методах пересоздания экранных изображений. Художник использовал опыт, приобретенный на факультете текстиля в Строгановском училище, орнаментика его плакатов напоминает рисунки Л. Поповой и В. Степановой для первых советских тканей. Он рисовал человеческие фигуры и лица прямыми и циркульными параллельными линиями, образующими геометрический орнамент, объемы моделировал изменением толщины линий, для каждого персонажа изобретал свой узор, образовывая их совмещением новые комбинации и сложную игру форм и цвета, создавал «раппортный орнамент» из цифр или букв.

Прусаков проявлял большой интерес к фотографии и проблемам фотомонтажа. Его излюбленный метод - аппликация фрагментов кадра, усиливающая фактурные контрасты и сюжетные «стыки». В то же время он пробует создавать плакатный образ только на фотоматериале: в плакате к фильму «Чины и люди» соединил в единый «лик» четыре портрета актера И. Москвина и другие фотофрагменты. Эпатирующая оригинальность монтажа, обнаженная условность приема выражали стилистику монтажного кино вернее, чем конкретный фильм - экранизация рассказов А. Чехова.

Творчество Прусакова отмечено постоянными поисками новых возможностей кинорекламы. Он переводил на язык плаката литературные тропы, выстраивая фантастические головоломные композиции («Зеленый переулок», «Счастливые кольца»), отрабатывал язык контрастов, прорывая пространство, обыгрывая масштабные смещения («Пять минут»), имитировал фактуру кадра. В начале 30-х годов работы Прусакова были причислены критикой к числу формалистических. Тем не менее художник продолжал работать над кинорекламой до 1934 года, и его произведения 30-х годов принадлежат к числу лучших в этом жанре. Но звуковое кино требовало иной интерпретации, и Прусаков навсегда оставляет работу над киноплакатом. Его дальнейшая творческая судьба связана с театром, оформлением выставочных ансамблей и педагогической деятельностью в Московском институте декоративного и прикладного искусства.