Наталья Гостюшева: «Берегите советские киноплакаты. Говоря словами Ильфа и Петрова, «таких теперь уж

Нам предоставилась возможность побеседовать с Натальей Гостюшевой, которая волею судеб оказалась последним главным редактором в истории «Рекламфильма». Предлагаем ознакомиться с тем, как и что она ответила на наши вопросы.


Гостюшева Наталья Федоровна, род. в 1951г. в г.Горьком. Училась в Горьковском государственном университете, в 1971г. поступила на сценарно-киноведческий факультет ВГИКа. C 1976года, сразу после получения диплома с отличием, работала редактором репертуарного отдела Госкино, с 1978 – членом сценарной редколлегии Госкино РСФСР, членом Главной сценарной редакционной коллегии по художественным фильмам Госкино СССР. В начале 1988г. была назначена Главным редактором фабрики (ВРИП) «Рекламфильм», в 1989г. – членом сценарной редколлегии Центральной сценарной студии Госкино СССР. В 1990-х работала на студии «Диафильм», сотрудничала с американо-советскими предприятиями. Является автором многочисленных рецензий и публикаций по вопросам кино, сценариев, обзоров, материалов рекламно- информационного характера.



Когда образовался «Рекламфильм» и существует ли он сейчас?

За вековую историю своего существования все многочисленные советские кинопредприятия много раз меняли свои названия, сливались-разливались, расширялись и исчезали. Даже во время моего непродолжительного пребывания на «Рекламфильме» фабрика «Рекламфильм» ушла в небытие, превратившись во Всесоюзное рекламно-информационное предприятие «Рекламфильм». Век его, как вы понимаете, также оказался недолог. Точные сведения и даты можно узнать, наверное, только в архивах Госкино, информация есть и у вас на этом сайте. Но, рассказывают, старый директор любил показывать действующий бумагорезательный станок («гильотину») сороковых годов, утверждая, что она была в числе самого первого оборудования, поступившего на только что образованную фабрику «Рекламфильм». Не знаю, что сейчас существует под этим привлекательным названием. Если позволите, и в дальнейшем я буду рассказывать только о том, что мне хорошо известно и понятно, не допуская беспочвенных домыслов и субъективных оценок.

И давайте не будем забывать, что главными своими историческими и художественными достижениями «Рекламфильм» обязан Иосифу Абрамовичу Юдину, который посвятил ему свою жизнь, и только в качестве Главного редактора проработал на предприятии более трех десятилетий.


Какие задачи стояли перед издательством за все годы существования и менялись ли они соответственно эпохе?

В достаточно ладно скроенной и крепко сшитой системе советского кинопроизводства и кинопроката у каждого предприятия была своя собственная функция, подчас весьма ограниченная. Всей огромной рекламно-информационной работой по пропаганде советских и зарубежных фильмов, выходящих в прокат, занималось объединение «Союзинформкино»: они выпускали многочисленные периодические издания, альманахи, рекламные обозрения, вели работу с радио и ТВ, снимали рекламные фильмы, устраивали премьеры и много чего другого. К сожалению, мало сотрудничали с «Рекламфильмом», полиграфическая база которого была предназначена для другой конкретной цели – обеспечения рекламного процесса печатным иллюстративным материалом, в т.ч. крупных форматов. На фабрике не было оборудования, способного сшить даже несколько страничек буклета, посему «Союзинформкино», не имея собственной полиграфической базы, печатало свои материалы, в основном, на Чеховском полиграфическом комбинате.

«Рекламфильм», благополучно существуя в системе Госкино, всегда был довольно автономным предприятием, которое, исполняя заказ, вполне самостоятельно осуществляло свои творческие и производственные притязания. Так что во все времена перед «Рекламфильмом» стояла одна и та же задача – разрабатывать оригиналы киноплакатов разных форматов и хорошо их печатать – как говорится, «резко и интересно». А веяния и требования эпохи художники сами очень хорошо чувствовали: интересное время (20-е годы, оттепель 60-х, перестройка 80-х) порождало интересные кинофильмы и, соответственно, интересные киноплакаты, примечательные смелостью, разнообразием, эстетической новизной. Любопытно, что в аккурат к этим интересным эпохам каким-то мистическим образом подоспевало и совершенствование полиграфической базы «Рекламфильма», появлялись новые технологии, новые машины. Видимо, для того, чтобы художники лучше реализовывали свои таланты на поприще прославления кинопроизведений.


Кто был учредителем издательства и перед какой организацией оно было подотчетным?

Фабрика «Рекламфильм», как и «Союзинформкино» - подведомственные предприятия Госкино СССР, конкретно Главного управления кинофикации и кинопроката. Там решались все главные вопросы финансирования, технического переоснащения, директор и главный редактор назначались Управлением кадров Госкино СССР. Конечно, на какие фильмы печатать какие виды плакатов тоже определяло Госкино, так же, как и то, куда и в каких количествах отправлять готовые тиражи. Существовали так называемые типовые разнарядки. По существу, Госкино СССР для «Рекламфильма» был стабильным заказчиком, одновременно являясь надежным покупателем и распространителем всей изготовленной продукции, что греха таить, какого бы качества она ни была. Самое интересное – это утверждение оригиналов киноплакатов в Главке, где ничьи мнения в расчет не принимались. Оригинал воспринимался как новая, только что рожденная картинка, и во власти знающего фильм начальства было решить ее дальнейшую судьбу. Так что от человека, представляющего в Главке оригиналы, требовались некоторая изворотливость и неспособность реагировать на начальственный гнев. Кстати, большим подспорьем для нас в этой ситуации была необходимость выполнения плана – уже самим Главком. Немало плакатов, отпугивающих зрителя от кинофильма, благодаря плану было утверждено и напечатано огромными тиражами…


Кто владеет авторскими правами на плакаты?

Авторскими правами на оригиналы киноплакатов владеют нештатные художники. «Рекламфильм» имел право на печать тиража, а владельцами отпечатанных оттисков становились уже покупатели, т.е. конторы кинопроката, которые расплачивались за них с фабрикой государственными деньгами. Была какая-то давно сложившаяся система, удовлетворяющая всех. Вот ее-то я и застала на предприятии, были и договора, и общий коллективный договор (вроде сегодняшней оферты), но, к сожалению, знанием юридической подоплеки данного вопроса я не владею; да и по истечении 30 лет боюсь вас дезинформировать. Как, впрочем, и о гонорарах художников. На предприятиях Госкино существовали комиссии по определению категории оплаты, которые относили готовый творческий продукт к той или иной категории исключительно в зависимости от его художественного качества. В оценке кинофильма, если он художественно убедительный, еще принимались во внимание крупность темы, общественно-политическое значение и проч. Если честно, знание категории оплаты мне и тогда вполне заменяло представление о конкретных суммах. Вспоминают, что в 80-е годы суммы гонораров на «Рекламфильме» варьировались от нескольких рублей до 500. Если схематично, приблизительно, трехлистник (буду использовать жаргон, извините) стоил порядка 400р, двухлистник – 300р, один лист – 200р., а в зависимости от категории оплаты от высшей до 3-й, суммы эти либо увеличивались, либо уменьшались. Немного платили за фотоколлажи, небольшие форматы, листовки. Но все бухгалтерские вопросы о гонорарах, бюджете, расходовании средств вернее адресовать самим бухгалтерам.


Как распределялись заказы на «Рекламфильме, была ли возможность выбирать фильмы художникам?

Многочисленные заказы на изготовление оригиналов киноплакатов распределяла редакция. Главные фильмы доставались ведущим художникам, которые, скорее всего, не подведут ни по срокам, ни по качеству. Как всегда, везде и во все времена. Эти же ведущие обладали привилегией выбирать фильмы – к вящему удовольствию редакции: если сами хотят, больше уверенности в том, что не подведут. Чаще случалось как раз наоборот, когда они всеми правдами и неправдами пытались увернуться от фильма, к которому не лежит душа, но после непродолжительных уговоров смирялись. Естественно. А основной репертуар распределялся в соответствии с тем, насколько кинофильм согласуется с творческими пристрастиями и возможностями художников. И чем более явные эти пристрастия, тем лучше. Так, например, у художника Олега Васильева этим пристрастием был Владимир Высоцкий – замечательно, не надо ломать голову, кому отдать заказ. Несколько художников успешно специализировалось на разработке бесчисленных видов малоформатной рекламы, работали с фотографиями. Были, конечно же, и ошибки, и неудачи, которые все равно печатались многотысячными тиражами. Потому что господствовал великий ПЛАН – не всегда бессмысленный, но всегда беспощадный.


Как, где и насколько регулярно устраивали просмотры фильмов, насколько авторы фильмов участвовали в создании плакатов?

Демонстрация фильмов для художников происходила практически ежедневно. Фильмы были разные, и порой художник находился в огромном просмотровом зале «Рекламфильма» в гордом одиночестве. Участие режиссеров в создании киноплаката заключалось в том, что они всегда с большим неподдельным интересом рассматривали готовый оригинал, а то и оттиск. А то и через много лет. Думаю, вы и сейчас это наблюдаете. Приятно сознавать, что твой фильм вдохновил художника на создание другого произведения. Выставки киноплаката в среде кинематографистов, будь то Союз кинематографистов, Госкино или кинофестивали, проходили с неизменным шумным успехом. Были, конечно случаи, когда режиссер просил «не подпускать» к его фильму того или иного художника, - в основном, если фильм для плакатиста не имел значения, а служил средством саморекламы, и на его плакате можно было указывать любое название, причем не обязательно кинофильма. Но гораздо чаще режиссеры обращались к конкретным художникам с просьбами сделать плакат к их фильмам (так возникли многие плакаты И. Лемешева, В. Вольфа, Л. Богданова), или входили в состав Худсовета «Рекламфильма». Иногда, в свободное время кто-то из них присутствовал на заседаниях, с приятным изумлением наблюдая за происходящим. Но я как-то не представляю, чтоб режиссер вмешивался в процесс создания киноплаката. Не царское это дело. Тем более, что у лучших художников первого ряда с режиссерами отношения были приятельскими. А художнику средней руки по поводу плохого плаката к собственному фильму они никогда не стеснялись выразить своего недовольства.


Какой штат имело издательство и как принималось решение? Кто были редакторами издательства?

Кроме главного редактора в издательстве числилось еще пять редакторов, четыре выпускающих и один литературный, который доводил киноплакат до готовности, размещая на нем шрифтовой материал – название киностудии, имена создателей, жанр и другие очень нужные сведения. Необходимая и довольно непростая задача. В течение нескольких десятилетий выпускающим редактором работала Наталья Игоревна Башкова, через чьи руки прошли оригиналы почти всех выдающихся мастеров советского киноплаката, начиная чуть ли ни с послевоенного времени. Высочайший профессионализм и тонкое художественное чутье позволяли ей не только быть правой рукой главного редактора, но и исполнять его функции в трудные для «Рекламфильма» времена. Но даже она не принимала важных решений, не обсудив вопрос с главным редактором.


Почему такое разнообразие в размерах рекламфильмовских плакатов? Какие еще виды рекламной продукции выпускало издательство?

Полагаю, в основном, это связано с технической базой. Какая типографская машина, какую привезли бумагу, – такой и формат. Полиграфическая база «Рекламфильма» никогда не была лучшей в Москве, старые машины, недостаточность финансирования, печатали, как бог на душу положит и на чем ни попадя. Замечательные художники работали в 50-60-70-х годах, но как же их ограничивали технические возможности! Мне рассказывали, что идеалом плаката прежнего директора было, когда на листе белые медведи прыгают в снег.Надо отдать должное новому директору А.П.Федотову, с приходом которого с середины 80-х началось оснащение «Рекламфильма» новой полиграфической базой. И всякий, кто усомнится в значительной роли этого переоснащения художника Леонида Богданова, пусть первым бросит в меня камень. Кстати, этот процесс изменения технологических требований происходил отнюдь не безболезненно. Ему противились многие старые прославленные мастера, за десятилетия привыкшие рисовать двухметровые оригиналы. Вот с наступлением этой новой технологической эры, а также с иными городскими условиям размещения киноплакатов, до которых наконец-то додумалось Госкино, в сфере киноплаката появились какие-никакие мало-мальские стандарты.


Где находится архив «Рекламфильма»?

Нет у меня никакой внятной информации, где находится архив «Рекламфильма». И невнятной тоже нет.

С кем было интересно работать, какие художники вам запомнились?

Так ведь все и запомнились, даже те, с которыми работать было ну совершенно неинтересно. У всех своя творческая и личная индивидуальность, рассказывать о каждом придется очень долго, да и вряд ли имеет смысл, когда перед вами их плакаты. Самое интересное в работе с художником – это увидеть его новый плакат. Мне довелось оказаться на «Рекламфильме» в удачное время, когда локомотив советской киноиндустрии продолжал свое шествие по накатанным рельсам, несмотря на бурные общественно-политические процессы. Кинофильмы производились и выходили в свет согласно заранее разработанным планам, «Рекламфильм» не знал горя ни с финансированием, ни с реализацией огромных тиражей. Да еще новая проблематика, смена идеологических парадигм, появление и расцвет творчества новых драматургов и режиссеров. Такие фильмы, как, например, «Покаяние» или «Маленькая Вера» в прежние времена вообще вряд ли бы состоялись, а тогда они получили самую максимальную рекламную поддержку. Об эту пору «Рекламфильм» начал печатать киноплакаты и на зарубежные фильмы. Полагаю, 1988 год оказался последним таким замечательным годом, когда можно было вволю экспериментировать и развлекаться за государственный счет, – локомотив двигался по инерции. Киноплакат не остался в стороне от господствующих вольнолюбивых тенденций. Привычные формы и традиционные художественные решения попросту не приветствовались ни редакцией, ни Худсоветом «Рекламфильма», ни кинематографистами, ни даже в Главке. Грубо говоря, это была инициатива снизу, горячо поддерживаемая наверху. С «Рекламфильмом» сотрудничали свыше пятидесяти художников – очень разных и способных интересно работать во всех жанрах и направлениях. И не было такой самой неожиданной художественной задачи, для решения которой не нашлось бы талантливого исполнителя – причем, не одного, а сразу нескольких. В новых художественных задачах недостатка не было – их в изобилии поставляло советское кино той поры.


Примерно сколько киноплакатов было издано со времени образования издательства?

Даже вообразить не могу, какое количество киноплакатов было выпущено «Рекламфильмом» с момента его создания. Мы и момента его создания толком не знаем…

Примерно какой процент работ не принималось?

В тот период, о котором я могу ответственно свидетельствовать, случаи, когда плакат не принимался к печати, были крайне редки. Во-первых, на страже стояли выпускающие редакторы, Худсовет, состоящий из коллег-профессионалов, да и Главк тогда лояльно относился к самым смелым экспериментам. Куда более огорчительными и частыми были ситуации, когда мы сами вместе с художником признавали, что плакат не получается, не получится к сроку, и необходимо что-то срочно предпринимать. Я с благодарностью назову имена художников, которые сочувственно относились к таким редакционным бедам и, «наступая на горло собственной песне», отвлекаясь от работы над собственными заказами, срочно брались за работу, - Ю. Ильин-Адаев, М.Матросов, А.Чанцев, А.Улымов, Ю.Боксер, А.Адашев, А. Трощенков, С. Гапон и многие другие, извините, кого забыла назвать.


Куда девались авторские оригиналы?

На «Рекламфильме» авторские оригиналы после их использования в целости и сохранности возвращались художникам. В отличие от «Совэкспортфильма». Не знаю, какова там была их судьба, но мне известно об исчезновении нескольких знаменитых рекламфильмовских оригиналов. Да, справедливости ради замечу, что при старых типографских условиях на «Рекламфильме» оригиналы больших форматов возвращались художникам изрядно побитые.


Максимальный и минимальный срок изготовления заказа?

Совсем-совсем максимальный срок – около месяца (план был месячный), а минимальный мог быть от нескольких вечерних и ночных часов, оставшихся до начала Худсовета. У Юрия Валентиновича Ильина-Адаева даже в этих условиях порой возникали подлинные шедевры.

В каких случаях принимались в печать киноплакаты к иностранным фильмам, которые не были созданы советскими художниками, а ведь такие факты были?

С удовольствием посмотрела бы на плакат зарубежного художника к иностранному фильму, напечатанному на «Рекламфильме» большим тиражом. О такой невозможности вопиет вся система советского кинопроизводства и кинопроката. Хотя, могли быть какие-то немыслимые исключения, но мне о них неизвестно. Вот в 90-е годы такое было не просто возможно, а весьма закономерно. Если б таких иностранных заказчиков у «Рекламфильма» было много, может быть, иначе сложилась бы его судьба…


Почему не подписывались художниками киноплакаты «Совэкспортфильма», которые предназначались для заграничной аудитории?

Все плакаты «Совэкспортфильма» предназначались для иностранной зрительской аудитории. И печатались они за границей - «Рекламфильм» был не в состоянии обеспечить печать высокого качества. Предполагаю, что полиграфические, кинопрокатные, кинорекламные и прочие зарубежные предприятия не хотели иметь дело с правообладателями. Однако, некоторые монограммы художников при внимательном рассмотрении все же удается разглядеть. И не только на плакатах выдающегося художника Игоря Лемешева, которого из-за занятости, к сожалению, слишком редко можно было заполучить на «Рекламфильм». Безусловно, плакаты «Совэкспортфильма» были гораздо привлекательнее наших. Видимо, ошиблись когда-то, размещая «Рекламфильм» не в Финляндии, а в Москве. Со всеми вытекающими отсюда полиграфическими последствиями. Денег, затраченных на подготовку и печать сверкающих плакатов к одному фильму, нам бы хватило, наверное, на печать рекламы к целому месячному репертуару, а в 60-е годы и к квартальному. «Совэкспортфильм» занимался считанными избранными фильмами, тогда как мы делали ВСЕ и в неимоверных количествах. Кроме того, мы далеко превосходили их плане разнообразных творческих поисков, из-за чего они охотно привлекали лучших наших художников.


Почему «Рекламфильм» назывался фабрикой, а не издательством?

Как вы знаете, долгое время многие советские предприятия, производящие кинофильмы, также назывались фабриками. Кино-фабриками. Потом они стали киностудиями. Сейчас существует киноконцерн «Мосфильм», например. Фабрика «Рекламфильм» выпускала продукцию, имея собственную производственную базу. Те, кто не имел базы, именовались Всесоюзными Объединениями (В/O) «Союзинформкино», «Совэкспортфильм», «Совинфильм», «Совинтерфест» и другими пышными названиями. В 1989г. фабрика тоже обзавелась таким названием – стала Всесоюзным рекламно-информационным предприятием (ВРИП). Прямо-таки напрашивается вывод, что, чем пышнее название, тем страшнее и ближе конец.


От чего зависел минимальный и максимальный тираж, а также минимальное или максимальное количество видов рекламной продукции на один фильм?

Количество видов рекламной продукции и тиражи зависели от репертуарной политики Госкино. Произведенные и находящиеся в производстве фильмы 20 советских киностудий распределялись по ежеквартальным планам выпуска их в прокат. Репертуар каждого месяца насчитывал порядка 30 новых игровых полнометражных фильмов (советских и зарубежных), - которые в совокупности должны были отвечать всем условиям предъявления публике кино как «самого важного из искусств». В более-менее равновесной композиции должны были удовлетворяться все вкусы и потребности, как государства, так и народа. Важное значение имела и коммерческая составляющая – план по сборам от продажи билетов необходимо было выполнять любой ценой. Я описываю эпоху между двумя периодами «малокартинья»: послевоенным «сталинским» с середины 50-х годов до «постперестроечного» 90-х, когда советская киноиндустрия уступила место другим принципам бытования кино в обществе. На протяжении этого времени были, конечно, свои особенные нюансы, но главенствующие основы оставались незыблемыми. Месячный репертуар включал в себя:

- громкие кинофильмы («блокбастеры») правильной идеологической направленности, посвященные важным общественно-политическим темам и создаваемые крупными мастерами, как правило, на условиях Госзаказа. Перечислять их все нет никакой возможности, я буду называть лишь несколько – чтобы обозначить уровень. Такие, как, например, «Освобождение», «Красные колокола», «Они сражались за Родину» - среди них практически не было проходных, неудавшихся или бездарных. Такой стиль. Большой стиль. Отсюда большое количество фильмокопий и соответственно максимальное рекламирование с использованием всех без исключения возможных форм и видов;

- просто замечательные фильмы, не столь пропагандистского толка, но обязательно обладающие высоким зрительским потенциалом, такие, как, например, «Экипаж», «Москва слезам не верит», «Служебный роман». Среди них тоже были фильмы, осуществляемые на условиях Госзаказа, - например, великолепная «Кин-дза-дза». Кроме всех видов рекламы они имели огромные тиражи, которые зачастую даже превышали тиражи блокбастеров, а за дополнительными фильмокопиями прокатчики стояли в очередь, прибегая к разным хитростям;

- нормальные вполне приличные мелодрамы, детективы, кинокомедии, приключенческие, историко-революционные – из этих всегда находились картины получше, которые назначали «главными и ведущими» в случае, если «Красных колоколов» и «Экипажей» на каждый месяц, конечно же, не всегда хватало. А репертуар должен быть сбалансированным, поэтому какой-нибудь «Канкан в Английском парке», «Соблазн», или ленфильмовская «Башня» вдруг получали и рекламу, и количество фильмокопий по высшему разряду. Те нормальные фильмы, которым не так свезло, обходились без трехлистников, только двухлистник и далее по списку, форматом помельче;

- далее шли отечественные фильмы, главный принцип рекламирования которых определялся их зрительским потенциалом – здесь малохудожественные, слишком высокохудожественные и посему непонятные, экзотика национальных студий, вообще «блин комом». Как правило, они получали свой однолистник, а то и поллиста, сокращалось и количество всякой мелкой рекламы;

- на «Рекламфильм» попадали и заказы на изготовление плакатов к приметным полнометражным документальным, научно-популярным фильмам. Но тут не было особенного коммерческого расчета, либо пропаганда, либо «науку – в массы». Как правило, в этих случаях, обходились печатью 1 листа не очень большим тиражом.


А почему не обнаруживаются плакаты к очень известным иностранным фильмам, которые были самыми кассовыми в СССР?

Не каждый месяц первым номером, открывающим группу зарубежных фильмов, красовалась мечта прокатчиков: какая-нибудь «Есения», итальянская или французская комедия, индийская мелодрама. Их включали, когда наши «ведущие и главные» фильмы явно не могли справиться с выполнением месячного плана, - опытные специалисты легко заранее определяли их прокатную судьбу. Фильмокопий на эти фильмы печатали много, они все равно были в дефиците, чего их рекламировать, да и нечего украшать советские города и веси чуждой нам эстетикой. Так что плакатов никаких. А многочисленные фильмокопии изнашивались в хлам. Так что не ищите старые большие советские плакаты на «Укрощение строптивого», «Великолепную семерку», «Этот безумный, безумный, безумный мир», хоть он и разоблачает ту же чуждую нам действительность. Скорее, не удивлюсь, если б выпустили какой плакатик к французскому игровому фильму, где живописуется бедственное положение рабочего класса. В середине 80-х ситуация немного изменилась, было выпущено несколько плакатов к выдающимся фильмам, например, Феллини, но только однолистник. Разрешили двухлистник «Амадей» - чудо. Были и другие однолистники к хорошим старыми фильмам, но, это была, скорее, общекультурная акция, не коммерческая.

Вот заметные фильмы стран восточной Европы рекламировались. Конечно, хотелось бы лучше, но иногда случалось, что к ним делали плакаты больших форматов. На «Рекламфильме» в этой области были несомненные удачи, интересные плакаты к не слишком популярным фильмам. Тем более, что на протяжении 1988 года с Польшей, Венгрией, Чехословакией у «Рекламфильма» были разные интересные взаимодействия, международные выставки, поездки - совершенно беспрецедентные для советского предприятия события.


Была ли дифференциация по распределению полноцветных и одноцветных плакатов и куда направляли, например, малотиражные (500) полноцветные трехлистники, например, Золотаревского и Евсеева?

Существовали специальные разнарядки по рассылке печатной продукции в организации кинопроката. Например, какой-нибудь «№ 7» сразу обозначал и вид рекламы, и количество экземпляров, и куда это все направляется. Сам номер определялся в Главке, очень удобно. Малотиражные трехлистники, наверное, согласно какому-то номеру, по несколько экземпляров отправлялись в самые крупные города, столицы союзных республик. Там знали, что с ними делать.


Выставки «Рекламфильма» - что это за мероприятие и в каком виде они проводились?

Выставки прежних времен, были, к сожалению, нечастыми, и, как правило, либо итоговыми, либо тематическими. Может быть, не я, а кто другой из участников и очевидцев, расскажет о них больше, как и о выставке «86 1/2», которая, говорят, была очень интересной. Вот в 1988 году их было несколько, включая международные: в Кракове, Карловых Варах, Будапеште, Москве. Четыре экспозиции были устроены только в Баку, в рамках Всесоюзного кинофестиваля. Союз кинематографистов СССР и Госкино тоже очень любили выставки киноплакатов в своих интерьерах. Для экспозиций художники отбирали работы коллективно.


Мог бы создать киноплакат по заказу «Рекламфильма» художник не из Москвы, а т.н.региональный?

Безусловно. Паспорт ему требовался только в кассе для получения гонорара. Жаль, такое происходило очень редко. Явно недостаточно работал чудесный художник Владимир Вторенко. Вот если б в ту пору существовал интернет с его возможностями, плакаты «Рекламфильма» были бы лучшими в мире.


По каким критериям отбирали художника для выполнения того или иного заказа, и были ли профильные художники по конкретным темам?

Мы же имели дело с кинофильмами, произведениями искусства, какие здесь жесткие критерии и профили? Просто были известны сильные стороны художников. Один лучше всех рисует выразительные портреты, другой – лирический «взгляд и нечто», третий – мыслит парадоксально, плакаты четвертого невозможно живописны и красивы, манера пятого прекрасно сочетается с комедийным жанром, шестой лаконичен, а седьмой вообще может все, если его заставить. Главное, подо что нужно подстраиваться – это сам кинофильм и то, что в нем привлечет зрителя.


С чем было связано соавторство двух или более художников?

С разными причинами в каждом конкретном случае. Неудивительно, что над большими форматами старых трехлистников трудились два художника. Не забывайте, что сроки жесткие. Часто молодые, вновь появившиеся на предприятии художники нуждались в поддержке. Кто-то в срочном порядке исправлял рекомендации Худсовета и т.д. За всю многолетнюю историю «Рекламфильма» наверняка каких только интересных случаев не было, я бы и сама с интересом послушала сегодняшних коллекционеров.


С чем было связано издание одного и того же плаката разными тиражами?

Один и тот же плакат, как правило, печатался на мелованной и на офсетной бумаге, соответственно не только тиражи разные, но и даты. На хорошей бумаге экономили.


В какие учреждения направлялся обязательный экземпляр плаката из издательства "Рекламфильм"?

В Ленинскую библиотеку (РГБ-прим.) Не хочу вас дезинформировать, не помню точно, куда еще, да и названия этих учреждений, наверное, поменялись.

Такой случай: допустим, премьера фильма состоялась 14 февраля 1974 года, а плакат к этому фильму подписан 12 декабря 1973 года, получается, что после этого плакат за 2 месяца до премьеры отправлялся для рекламы в места назначения?

Это вы описываете редкий идеальный случай, когда реклама вовремя поспевала в место назначения, и прокатчики-кинофикаторы могли результативно ее использовать. Наверное, Госкино или местное начальство чуть сдвинуло день премьеры. Названия фильма не знаю, поэтому причин определить не могу, а они могли быть ох какие разные! Вплоть до необходимости внесения в фильм поправок. На практике плакаты едва успевали к премьере, а то и опаздывали. Теперь вы понимаете необходимость выполнения плана любой ценой? Получаются напрасный труд и выброшенные на ветер деньги.


Бывали ли случаи, что плакат рисовал один художник, а на плакате фамилия другого и кто был ответственен за такую ошибку?

Странная ситуация, на мой взгляд, невозможная. Мне такие случаи неизвестны.Разве что за давностью лет художник напрочь забыл, что рисовал, – вот это вполне возможно. Или опечатка какая. Все равно невозможно


Насколько часты были случаи плагиата и, в связи с этим, были ли конфликты среди художников?

Ну, чтоб художники «Рекламфильма» заимствовали друг у друга, - вряд ли. Редакция, Худсовет, все на виду. Бывали иногда досадные случаи, когда художники - каждый сам по себе - приходили к похожим решениям. И хорошо, если было время исправить ситуацию, а если нет ни минуты? Так и печатали похожие плакаты, в конце концов, все прекрасно знали, что это никакой не плагиат. А все равно реклама. Это теперь вы каждый лист как великое искусство рассматриваете. Когда идет такая масса заказов, а художники располагают одним и тем же комплектом фотографий, честь и хвала выпускающим редакторам, которые крайне редко допускали подобные промахи и сочувственно относились к художнику, чей плакат оказался менее убедительным.

Вспоминают, темы плагиата на «Рекламфильме» не было и в прежние времена. Да и польский плакат тогда благополучно существовал у себя на родине. Надо было дожить до 1988 года, когда «Рекламфильм» все же напечатал киноплакат, в котором оказалось лишь два отличия от изданного другим издательством театрального плаката Е.Цвика: имя автора и название (уже не спектакля, а фильма, слава богу, очень скромного). Имя плагиатора я называть не хочу: очевидцы этой неприятной истории его знают, а знатоки киноплаката без труда догадаются. С другими случаями мы любезно предоставим возможность разбираться историкам и коллекционерам, а свою позицию я изложила.


Учитывало ли издательство просьбы или советы (при наличии таковых) кинопрокатных организаций, которым посылало рекламную продукцию?

Прокатчики сильно отличались от любителей высоких образцов плакатного искусства и нагло требовали, чтоб художники не самовыражались за государственный счет, а помогали им в продвижении кинофильмов в массы. «Страшные плакаты, отпугивающие людей от кинотеатров» - этой бессовестной формулировкой они обозначали энное количество плакатов, авторы которых изо всех сил самовыражались, стремясь внедрить в старый добрый «Рекламфильм» новый стиль. Стиль старого польского плаката, с авторами которого польские прокатчики – наверное, такие же невежественнные, как и советские, - к тому времени уже разобрались. Самые остроумные из прокатчиков не ленились собирать в кучу наши страшные плакаты и отправлять их ладно бы назад на «Рекламфильм», а в другие разные серьезные инстанции! Ругательски ругались последними словами, что эти плакаты нельзя применять по их рекламному назначению. И в других целях тоже нельзя - бумага краской испачкана, на обратной стороне ничего не напишешь-не нарисуешь, и в быту непригодна. Ну а верхом возмутительно циничного отношения прокатчиков к нашим трепетным творческим поискам было то, что они позволяли себе ставить нам в пример лощеные совэкспортфильмовские листы, а то и, страшно сказать, аж саму бездуховную голливудскую продукцию! Даже при случае пытались тыкать нас в нее носом, объясняя нам наше собачье место в искусстве! А поскольку кинематограф мне был дороже поисков одного-полутора художников, да и лишенные изысканной утонченности прокатчики, рьяно поддерживаемые режиссерами и начальством, были правы, приходилось по возможности противостоять хитроумным проискам и слезным просьбам желающих самовыражаться. Беда была в том, что самовыражение имело смысл только тогда, когда оно напечатано хоть каким-никаким тиражом. Нет тиража - нет самовыражения. Поскольку самовыраженцы были совершенно невосприимчивы к рекомендациям, то заказы они получали редко (вот уж кто должен был молиться необъятному плану!), и мне удивительно видеть сейчас в интернете неведомые плакаты, датированные 1988 годом. Или это оригиналы? Или их печатали после моего ухода с «Рекламфильма»? Правда, была тогда такая возможность: в комплект полиграфического оборудования для электронного цветоделения входил пробопечатный станок. Когда художника приглашали на громкую международную выставку, а весь тираж его плаката напечатан на серой газетной бумаге, по большому блату в типографии ТАСС можно было изготовить несколько оттисков вполне приличного качества.

Кстати, если б мы тогда все же внимательнее прислушивались к гневным окрикам жестокосердных прокатчиков, были более гибкими и восприимчивыми, лучше чувствовали дух наступающего времени, может быть, иначе сложилась бы судьба «Рекламфильма». Для лучших художников, сотрудничавших с «Рекламфильмом», время лихих 90-х оказалось поистине золотым, и не только в переносном смысле этого слова. Уму непостижимо, как в это время погибло издательство, располагающее собственной – обновленной! – полиграфической базой! Ведь оно уже тогда могло печатать продукцию высочайшего качества, пусть пока изредка и поднатужившись, но были такие конкретные результаты, и уже в 1988г. я их держала в руках. А на мелованной бумаге уже все тиражи были хороши. Да, Госкино перестало быть завидным заказчиком, но появились другие толстосумы, и им было несть числа. Подозреваю, они, как и наши заклятые друзья-прокатчики, не всегда обладали изощренным эстетическим вкусом, и шарахались от «внедренного в киноплакат нового стиля» как черт от ладана. В результате на «Рекламфильме» ни российского киноплаката, ни денег, ни «самовыражения»…


Что не принимала цензура и в каком году совсем исчезла ее роль?

Признаюсь, все слухи о цензуре в советском кино мне представляются сильно преувеличенными. По крайней мере, в 70-80-е годы. Если под цензурой понимается редактирование сценария и фильма (так у нас называлась одна из дисциплин во ВГИКе), то поздравляю страну с ее исчезновением. Теперь мы не успеваем наслаждаться свежеиспеченными киношедеврами. А какую невозможной красоты к ним рекламу печатают, и все за государственный счет! Так что о цензуре в киноплакате ничего сказать не могу, потому что не понимаю предмета. Что там цензура, когда прокатчики, будь на то их воля, за некоторые плакаты забили бы нас железными кольями, а мы все равно делали все, что хотели. Еще надоедали разговорами про постеры и необходимость приучать публику к современному плакатному искусству, тем самым вызывая у грубых прокатчиков бурное продолжительное негодование.


Существует ли полная систематизация киноплакатов «Рекламфильма»?

Вряд ли. Другая была жизнь. Это сейчас в самом крупном торговом центре каждая зубочистка на учете.

Допускаете ли возможность, что некоторые киноплакаты "Рекламфильма" никогда не обнаружатся, даже в РГБ или Госфильмофонде?

Очень даже допускаю. Работали живые люди с их отпусками, больничными листами, отгулами и прогулами. Да и большого значения их деятельности не придавалось.

Что Вы можете рассказать о творчестве группы «Плацкарт» (Чанцев, Боксер, Майстровский и др.), которая внедрила новый стиль в поздний советский киноплакат?

Трудно рассказать о творчестве группы, произвольно составленной из разных художников. Вот если бы все они были импрессионисты, дадаисты, сюрреалисты, или хотя бы передвижники. Тогда да, можно было размышлять о новом художническом видении мира, новых средствах выразительности, общих принципах, создании нового стиля, наконец. А когда художники объединяются не на творческой основе, это уже не творчество, а бизнес-проект. Поскольку мне пришлось с ними работать, я полагаю единственной и главной целью этого бизнес-проекта продвижение в искусстве человека от него далекого – Игоря Майстровского. Невооруженным глазом видно, насколько разные творческие индивидуальности Ю.Боксер и А.Чанцев. Без всяких ухищрений они были в числе ведущих художников, которые много и плодотворно работали не только на «Рекламфильме», но и после него. А что касается внедрения нового стиля, а то и влияния какой-то группы на поздний советский плакат, очень бы я хотела посмотреть, как она могла повлиять на И. Лемешева и Л. Богданова, В. Вольфа и Константина Борисова, Ю. Царева и Е. Гребенщикова, В. Островского и М. Лукьянова, Ю.Ильина–Адаева и М.Матросова, В.Кострина и Л.Васильеву-Линецкую, И.Вольнову и Н.Вицину, А. Улымова, С.Гапона и М.Гетмана, Г.Комольцева и О.Васильева, супругов Ермоловых и Трощенковых, В.Сачкова, многих других ярких самобытных художников, которые делали лучшие плакаты последнего десятилетия. С трудом могу себе представить, как можно было повлиять на самих Ю.Боксера и А. Чанцева, загнав их в творческие, идеологические или какие другие рамки. Но бизнес-проект был реализован грамотно, если вы через 30 лет говорите о каком-то новом стиле, а на сегодняшних выставках не встретишь самых лучших советских киноплакатов того времени, созданных многими и многими другими художниками, не входящими в пресловутую группу, но превосходящими ее участников своим мастерством и талантом. Подтверждение тому я нашла и в интересном профессиональном отзыве (имеется в виду наша страница на Фейсбуке умного человека Максима Павлова (Киновед, Быв.зам. директора Московского музея кино) о последней выставке киноплаката в Манеже . Так что, дорогие коллекционеры, вы откроете для себя целый мир, если отыщете не десятки, а сотни замечательных плакатов, созданных в эпоху перестройки художниками, которые не трещали о себе на каждом углу и не приобретали искусственную известность за счет талантливого товарища. Берегите эти плакаты, потому что, как говаривал Паниковский, «таких теперь уже нет, а скоро совсем не будет».



Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2016 – 2020, Рекламафильм

  • Facebook Social Icon
  • Instagram Social Иконка
  • Vkontakte Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Pinterest Social Icon