Сопин Борис Анатольевич

02.04.1947 - 1994

Художник-график, гравёр; публиковался в журналах "Смена", "Юный техник", "Подвиг". Создавал киноплакат в издательстве "Рекламфильм"

Дамиан Утенков

Гость из иного мира

В жизни Бориса Сопина, художника уникального, чудного, чудного одновременно, ушедшего столь непоправимо рано, как и о его удивительных гравюрах, знают сегодня до обидного мало. Он не умел жить по правилам. И потому был полностью беззащитен в жизни, порою плохо ориентируясь в происходящем. Даже внешний вид его производил впечатление нездешности и полной отрешённости от обыденности. Потому, наверное, натерпелся всякого и в детстве, и в юности, и в армии, да и потом, взрослому, во время учёбы в художественном училище, и когда работал для разных журналов, хватало насмешек, горестей и непонимания. Но ничто в нем не рождало озлобленности. Ни на кого. Лишь сочувствовал обидчикам, дивясь их непониманию очевидных, как ему казалось, вещей. Никакой привязанности к материальным благам в нём не было, он просто не понимал, к чему они. Но зато, сколько же у него было интереса к всевозможным научным открытиям и гипотезам! И чем фантастичнее те были, тем больше привлекали Сопина. Он был таким же «нездешним» человеком, как и его картины. И никогда нельзя было знать, что же послужит толчком к необузданному его воображению и уникальному мастерству рисовальщика. Рисовал он так же не по правилам, как и жил. Вместо гравёрной иглы пользовался каким-то старинным циркулем, а то и простеньким перочинным ножичком, творя свои странные образы с необыкновенной лёгкостью. Выходило необычно, поражало и завораживало. Сухие постановки натюрмортов, не говоря уж о живой натуре, под его рукою принимали какой-то фантастический оттенок и при этом оставались реалистичными. Будто бы рисовал всё это человек, впервые увидевший мир вокруг. И не понять было, увидел ли он его наяву или во сне. Если попробовать определить стиль работ Сопина, то при всей их абсолютной самостоятельности, неподражаемости и первичности остановиться придётся на «фантастическом реализме» Фёдора Михайловича Достоевского — «…всё искусство состоит в известной доле преувеличения, с тем, однако же, чтобы не переходить известных границ…». И в самом деле вещи фантастические, включая сюда зарисованные чудные сны, коих он видел во множестве, получались у Бориса Сопина убийственно реальными и живыми, а в самых реальных зарисовках, натурных, из обыденной жизни, сквозила тайна и недоговорённость. Словно ему дано было заглянуть в какие-то иные измерения и увидеть иной мир. Мир, в котором всё едино и нерасторжимо, в котором человек легко может стать деревом, а птица — человеком, не изменяясь при этом, не превращаясь друг в друга, а как бы перетекая из одного состояния в другое.

…Вот уже одиннадцать лет отделяют Бориса от нас, и всё яснее и яснее осознаю, что он и сам был гостем из того мира. Что же он здесь искал? Какую задачу выполнял?