Материалы

ЯЗЫК КИНОПЛАКАТА

Автор: В. Корецкий

Искусство кино,  № 6, Июнь  1958

За последние два года мастерами советского киноплаката сделано немало интересного. Если кратко оценить их большую и чрезвычайно важную работу, можно сказать, что киноплакат становится наконец сильным и действенным средством раскрытия идейного содержания фильма.

Я настойчиво подчеркиваю здесь идейную сторону искусства киноплаката, намеренно опуская рекламную его функцию, так как она признается, как говорят юристы, де факто, тогда как о его идейной, смысловой стороне часто забывают.

А это очень важно. Ибо еще совсем недавно среди части художников и издательских, редакционных работников было распространено неизвестно откуда взявшееся представление, что киноплакат-де свободен от идейной функции. Подобная позиция лишала киноплакат важнейшей его общественной роли, сводила его к рекламе в примитивном понимании этого слова, обедняла содержание и, что греха таить, открывала лазейки для проникновения в киноплакат приемов, в основе своей чуждых советскому искусству.

Тем отрадней, что это нелепое воззрение сейчас полностью обанкротилось, что, столкнувшись с самой жизнью, с ее живой повседневной практикой, оно обнаружило свою полную несостоятельность. Жизнь и закономерности развития искусства сами убедили художников в необходимости целиком обратить свое творчество на службу народу, его трудовой деятельности, его жизни.

Именно об этом говорил Н. С. Хрущев, призывая работников искусства создавать произведения понятные, нужные народу, пробуждающие у него бодрость и энергию, наполненные оптимизмом и верой в будущее.

Общий успех искусства киноплаката открывает возможности для серьезного разговора о профессиональных особенностях работы плакатистов, о специфике киноплаката, о тех, наконец, отдельных промахах, которые, если на них вовремя не обратить внимания, могут вырасти в неверную тенденцию.

Кто сейчас будет спорить с тем, что советский киноплакат в свое время, еще тогда, когда искусство кино только формировалось, уже был очень самостоятельным и интересным видом искусства? Уже тогда художественный уровень советского киноплаката достиг столь значительной высоты, что он, безусловно, оказывал воздействие на кинорекламу других стран.

Мы помним эффектные и выразительные плакаты двадцатых-тридцатых годов, созданные Стенбергами, Руклевским, Пименовым, Климашиным. Нам всем памятен великолепный плакат Стенбергов к фильму "Октябрь". Тогда выразительность еще молодого искусства кино словно передалась художникам, создававшим оригинальные и экспрессивные листы.

Много, конечно, в них было трюкаческого, рассчитанного на эффект необычности, но основное - динамика, хорошая экспрессия, выдумка - стало золотым качеством советской кинорекламы. И как советская кинематография, созданная Эйзенштейном, Довженко, Пудовкиным и многими другими талантливыми режиссерами, оказала гуманистическое влияние на развитие мирового киноискусства - влияние, зерна которого так плодотворно проросли, например, в современном итальянском кино, - так и киноплакаты оказали свое воздействие на этот вид искусства во многих странах.

Советский киноплакат, подчинив себя задачам раскрытия идейного содержания фильма, этим расширил и свои функции и свои изобразительные возможности. Используя все лучшее, что было создано в агитплакате, наш киноплакат непрерывно развивается по пути создания выразительного образа, передающего эмоциональную сущность фильма, его дух. В творчестве советских киноплакатистов, как и во всяком живом и развивающемся искусстве, есть периоды подъема и спада, есть удачи и неудачи. Но то, что советский киноплакат в основном идет по правильному пути, это ясно, и об этом свидетельствуют стенды специальной выставки, показанной недавно в Москве.

Но что же составляет специфику киноплаката? Есть ли эта специфика? Является ли киноплакат самостоятельным жанром?

Я не устану повторять, что плакат - это крайне специфический вид искусства, имеющий свою основу, свои профессиональные особенности, свою методику.

Мне - художнику, много лет связанному с политическим плакатом, - это стало особенно очевидным в своей области. Как только плакат теряет свою специфику, он перестает быть плакатом, политическим агитатором и бойцом.

В чем же дело? А в том, что плакат в погоне за тщательно разработанной живописной поверхностью, световоздушной средой, пленэром, то есть качествами станковой живописи, подчас теряет свои органически присущие ему качества - злободневность, боевой задор, остроумие символов и ассоциаций, лаконичность формы. Искусственно прививаемые ему качества станкового произведения не делают его живописью, но в то же время лишают его собственных качеств и достоинств. Плакат начинает рядиться в одежду с чужого плеча, которая ему не в пору, он в ней выглядит неуклюже и неестественно, а разве ряженому найдется место в нашем искусстве, среди произведений, ценимых прежде всего за искренность заложенного в них чувства, за их единственно неповторимый облик?

Кто против хорошо, буквально "по всем правилам искусства" сделанного плаката: точно нарисованного, учитывающего все особенности той или иной живописной задачи? Конечно, никто! Но ведь все эти качества - это обязательные элементарные, школьные требования, без которых художник не будет художником. Нам нужно перестать искать в произведении искусства только соответствия школьной программе. Подобное отношение снижает требовательность к произведению, перенося весь упор на грамотность художника. Нужно понять, что, если художник в профессиональном отношении беспомощен, он не имеет ни формального, ни морального права выступать перед публикой. Если мы отметем разговоры о профессиональной несостоятельности той или иной работы, у нас останется больше времени для внимательного и глубокого анализа художественных качеств произведения искусства и для принципиальных разговоров о стилевых особенностях того или иного плаката.

Условность плаката, его особая лапидарная форма - это не примитивность, не упрощение. Это точное знание общих законов искусства, приспособленных к решению особой, специфической задачи. Художник-плакатист так же пишет пейзажи и так же рисует, но, приступая к работе над плакатом, он отбрасывает многое, не свойственное этому искусству, и внимательно выбирает именно те средства, которые ему необходимы. В этом и заключается специфика работы плакатиста, ее трудность и увлекательность.

В чем же прежде всего своеобразие плаката? Мне кажется, что основным художественным свойством плаката является обобщенность его образов. Не та мистическая символика, которой, естественно, нет места в нашем реалистическом искусстве, а искусство обобщающего, итожащего, органически вырастающего из жизни символа. Припомните, ведь лучшие плакаты, созданные на всем протяжении нашего искусства, были всегда символичны. И это, конечно, касается не только плакатов Д. Моора или В. Дени, на которые мы уже привыкли ссылаться в подобных случаях, но и лучших произведений ныне здравствующих и работающих художников.

Спецификой киноплаката иногда пытаются объявить то, что киноплакатист выполняет свою работу на основе уже сделанного художественного произведения. Некоторые люди представляют себе, что творчество киноплакатиста поставлено в некое подчиненное положение по отношению к уже созданным образам. На этом основании, как мне говорили, труд киноплакатиста расценивается ниже, чем труд его собрата, работающего над плакатами иных жанров. На этом же основании, видимо, в публичном обзоре раздела графики Всесоюзной художественной выставки, передававшемся по телевидению, киноплакат все время именовался киноанонсом и ни разу не был назван своим именем.

Такая позиция по отношению к киноплакату неверна по своему существу.

Если стоять на подобных позициях, то никогда нельзя считать, к примеру, в графике полноценным искусство книжной иллюстрации. Ведь и здесь художник опирается на уже готовый, детально выписанный образ. Но ведь не прямое и покорное следование по уже проложенным путям определяет успешность работы художника-иллюстратора.

Помнится, как радовался Лев Толстой, когда немногие иллюстраторы его гениальных произведений проявляли самостоятельность и смелость в своих работах, находя такие повороты, которые, не искажая образ, подавали его в новом, неожиданном аспекте.

Киноплакат черпает свое содержание в кинофильме точно так, как книжная иллюстрация - в содержании книги. В этом их общность. По сути дела, киноплакат несет функцию, похожую на функцию фронтиспис а, - вскрывать основной смысл и эмоциональный строй произведения. Но если иллюстрация - это до некоторой степени камерное искусство, то киноплакат - искусство улиц и площадей, огромных фойе и вестибюлей. Киноплакат, как хороший эпиграф, должен вобрать в себя все напряжение фильма и одним ударом донести его до зрителя - будущего зрителя кино.

Казалось бы, то, что киноплакат черпает свое содержание в фильме, должно упростить задачу художника. Но дело обстоит не так. Хороший иллюстратор книги никогда не повторяет механически то, что описано и изложено в книге. Конечно, беря за основу образы, созданные писателем, он ищет свое вдохновение не только в пределах книги, но и там, где искал его писатель, - в самой жизни, определяющей содержание произведения. Только глубокое и всестороннее знакомство с теми же жизненными проблемами, которые волновали писателя, - будь то история или современность, позволяет художнику создать образы, которые в какой-то мере дополнили бы наше представление о созданных писателем образах. Это, конечно, превращает художника из послушного последователя и интерпретатора в активного соратника писателя.

Это же требование вполне применимо и к киноплакату. Только художник, так же хорошо, как и постановщик фильма, знающий жизнь или тот круг вопросов, о которых говорит фильм, и так же взволнованный той гуманистической проблемой, которую поднимает фильм, в состоянии создать оригинальный плакат, не механически повторяющий один из кадров фильма, а обнимающий весь фильм в целом и передающий его содержание в концентрированном и выразительном образе.

Проводя условные параллели между художником кино и иллюстратором, мы, конечно, помним и разницу между этими творческими работниками. Она сказывается прежде всего в том, что киноплакатист раскрывает весь свой замысел в одном произведении, а иллюстратор имеет возможность развить его в цикле, в серии, в последовательных иллюстрациях.

Для того чтобы создать хороший плакат, автор его в своем сознании должен пережить все то, что пережили герои фильма, и сделать вывод, который под силу только художнику.

Только состояние сопереживания с персонажами фильма, глубокое психологическое раскрытие для себя образа героя фильма, только всестороннее чувствование стиля фильма позволит создать киноплакат, являющийся неотъемлемой частью фильма, его эпиграфом, его началом, ибо "поэт поет с переплета".

Естественно, что, если фильм надуман, если там действуют ходульные герои, если там нарушается жизненная правда, это неизбежно приведет к нарушению правды и в киноплакате. Но, если фильм одушевлен светлой правдой жизни, нельзя простить художника, приносящего эту правду в жертву броскому, но дешевому трюку.

Плакат должен быть взволнованным, искренним и правдивым - только тогда он сможет сформировать у зрителя правильное отношение к картине, только тогда он сможет заострить внимание на основном драматургическом конфликте фильма и повести восприятие и фантазию зрителя по верным путям, не сбиваясь на путаные тропы.

И в то же время киноплакат, если угодно, - это первая сознательная оценка фильма, первая его "рецензия". Но оценка, сделанная не холодным, рассудочным путем, а эмоционально, средствами искусства, способными увлечь и зажечь зрителя.

Вот что, на мой взгляд, представляет собой киноплакат, и с позиций этих требований мне хотелось бы рассмотреть ряд тенденций, важных для искусства киноплаката.

Над киноплакатом успешно и плодотворно трудится большой коллектив художников, нашедших в этой форме изобразительного искусства возможность выразить свое отношение к жизни и происходящим событиям. Сама природа кино, очень подвижного и ультрасовременного вида искусства, потребовала от художника изыскания новых творческих приемов и форм. Я. Руклевский, С. Дацкевич, А. Бельский, М. Хазановский, М. Хейфиц, В. Кононов, Л. Фрайман, Б. Зеленский, А. Шамаш, Ю. Царев и другие талантливые художники уже составили себе имя мастеров советского киноплаката. Рост новых творческих сил тем отраднее, что в них заложена будущность нашего искусства.

Только художественно зрелое искусство могло дать такие произведения, как плакат Н. Хомова к немецкому документальному фильму "Это не должно повториться!", выражающий боевую, публицистическую сущность картины. Здесь навстречу марширующим колоннам вермахта протянута мускулистая рука рабочего. Это не жест отчаяния или мольбы: в сильном движении руки - воля трудового народа: "Война, стой! Это не должно повториться!" Разве этот плакат уже по своей направленности, чем тема картины?

А плакат опытного художника М. Хазановского к "Прологу"? Он прост по своему решению. Но сочетание на листе ряда удачных изобразительных элементов раскрывает сущность и характер революционных событий 1905 года. Трагическая фигура рабочего с убитой девочкой на руках превосходно раскрывает смысл царского манифеста. Построенный на четком психологическом раскрытии образов картины, этот плакат в то же время удачно разрешен композиционно и в цвете. Он выдержан хотя и в темных, но энергичных тонах, и отлично читается "удар" красного цвета - цвета крови и гнева, - заклеймивший лживый и лицемерный царский манифест.

Очень хорош, верен и трогателен плакат С. Дацкевича к фильму "Дитте - дитя человеческое". Художник бережно, как-то очень гармонично лепит хрупкий и трепетный образ, стремясь раскрыть в нем поэтику Мартина Андерсена-Нексе. Образ ребенка, озаренного случайно мелькнувшим солнечным лучом счастья, так трогательно правдив, что веришь ему легко и охотно. Художник точно избрал легкую и графическую манеру для исполнения этого листа. Стремясь передать яркое чувство какой-то взволнованной готовности, озарившее юное существо, С. Дацкевич идет на определенные вольности, несколько отступая от строгих законов анатомии и рисунка.

Следует отметить, что для творчества Дацкевича характерны смелые поиски в области формы, которые часто вознаграждаются подлинной удачей. Стоит хотя бы упомянуть два его таких разных плаката о "Павле Корчагине", чтобы представить разносторонние возможности этого изобретательного художника.

Политически остро решен плакат "Урок истории" М. Хазановского. В нем правильно раскрывается сложная расстановка социальных сил, их соотношение и масштаб.

Полон трагизма, насыщен острыми психологическими характеристиками плакат И. Коваленко "Обманутые до последнего дня".

Интересно решение, предложенное Б. Рудиным в плакате "Неповторимая весна". Тут очевиден жизненный конфликт и остроумно его изобразительное раскрытие.

Старейший мастер киноплаката Я. Руклевский успешно работает и по сей день. На выставке был показан его хороший плакат к фильму "Фиделио", хорошо передающий характер и настроение фильма.

Красив плакат В. Кононова "Гиман". Нужно сказать, что этот художник тонкого и артистического строя редко прибегает к ярким, красочным, колоритным решениям. Но здесь, в этом плакате, Кононов отступает от своей обычной манеры и делает это очень удачно. Для героя фильма характерны отчужденность и одиночество, и это хорошо раскрыто художником в плакате. Одинокая фигурка мальчика, отгороженная ото всего какой-то темной полосой, и создает нужное настроение. Отлично использован цвет, напряженно и темпераментно прорывающий в общем сдержанную и темную гамму плаката.

Надолго запомнились многие плакаты В. Кононова и среди них прекрасный плакат к фильму "Полицейские и воры".

Полон страсти и темперамента плакат В. Сачкова "Я жажду". Его динамика определена в остро взятой композиции, в хорошем цветовом решении. Этими же чертами отличается плакат Б. Зеленского "Высота", красивый по цвету и ракурсу.

Плакаты М. Хейфица разнообразны. Художник работает разными методами, применяясь к той или иной задаче. Ему прекрасно удаются плакаты к комедийным фильмам.

Множество интересных плакатов сделали молодые художники. Хочется отметить, в частности, плакат Ю. Царева "Канал". Мне кажется, что здесь художник нашел глубоко верное решение темы. Несомненно, одаренному художнику следует лишь пожелать большей творческой самостоятельности. Ю. Васильев нашел остроумную трактовку плаката, - посвященного показу бельгийских фильмов. Такой тип плаката представляет известную трудность, но художник преодолел ее, найдя оригинальное "натюрмортное" решение.

Большую популярность приобрел мультипликационный фильм "Чудесница", и тем отрадней, что плакат к этому фильму, сделанный Р. Давыдовым, тоже своеобразен, весел, оригинален.

Следует отметить интересные работы художников в сатирическом жанре. Гуманистическая идея сатирического произведения заключается в отрицании. Это составляет особую трудность жанра, и нужно сказать, что наши художники в большинстве случаев умело и разнообразно решают встающие перед ними задачи. Стоит упомянуть хотя бы такие разные, но одинаково острые плакаты Б. Рудина и М. Хейфица к польской сатирической кинокомедии "Необыкновенная карьера".

Хорошо, что мастера киноплаката обладают своей художественной индивидуальностью, что, несмотря на тематическое разнообразие и необходимость в каждом случае учитывать стиль фильма, можно в плакате легко узнать почерк таких художников, как, например, А. Вельский.

Работы Л. Фраймана всегда хороши по цвету, сочному и яркому, этим достоинством обладают его плакаты к фильмам "Красная кувшинка" и "Ханка". А. Лемещенко темпераментен и экспрессивен, такими чертами выделяется его плакат к фильму "Мост". Б. Кондратьев знает цену выразительной детали, заставляя ее "работать" в полную силу, как это видно по плакату к фильму "Июньские дни".

Интересны и выразительны плакаты А. Шамаша и Я. Манухина к китайским фильмам.

Даже беглый перечень отличных киноплакатов можно было бы значительно увели